LYDSI Клуб Путешествий Альфреда и Лидии Тульчинских
Наш e-mail: lydsitravel@gmail.com Наш телефон: (718) 934-7925
США, Нью-Йорк • 1990
На крыльях тайны ~ On Wings of Mystery Альфред ТУЛЬЧИНСКИЙ
   Известный психотерапевт Анатолий Кашпировский в Нью-Йорке
   “Я Принимаю Вызов!”

Говорят, что вначале была Любовь. Думаю, это не совсем так, потому что о любви надо было как-то сказать. Поэтому вначале появилось Слово. А что же появилось вослед? Любовь? Может быть. Но, скорее всего, за словом первым пришло Злословье. До наших дней они так и живут вместе, неразрывно – Злословье и Слово – и уже не могут без них люди, доведшие жизнь на Земле до полного абсурда, докопавшиеся в своем талантливом упорстве до самых корней Зла, питающихся теми же корнями.

Мы – в мирской толпе неисчислимы, но у неё, толпы, есть лишь один цвет – серый. И если появляется кто-то с другим цветом души, кто-то яркий и удивительный, толпа тут же объявляет его сумасшедшим. Или шарлатаном. Это ведь так удобно, так легко.

Чтобы не выделялся! Чтобы знал, как нехорошо потрясать основы нашего скудосердия. Сколько их – Ярчайших, Полезнейших Людей, знали мы в нашем, двадцатом веке? Мать Тереза? Сахаров? Швейцер? Кто еще? Помогите мне, пожалуйста, вспомнить. Они, эти гиганты, тоже, как все мы, могли плыть спокойно по воле житейских волн, не посягая на Чудо, не думая о Славе.

Да и что такое Слава, наконец? Тлен, награда для гордецов, тяжесть которой выдерживают лишь очень сильные. А кто награждает славой? Разве не мы, не масса? Награждаем, чтобы тут же начать ненавидеть и завидовать, чтобы из-за углов палить по Ярчайшим из кривых ружей, стараясь не убить сразу, а ранить – да побольнее, чтобы подскочить к раненому, сыпануть горсть соли точно на рану и отбежать, спрятаться, поглядеть, как мучается! Чтобы впредь знал, как это преступно – выделяться из Толпы.

Конечно, не у всех в руках соль и кривые ружья. В мире есть множество чудесных людей, но они, как правило, слабее, пассивнее нечудесных. Чудесные вряд ли сделают плохое, но и руку на отсечение редко отдадут. “Кровью души”, как доноры, не многие поделятся даже с теми, кто пришел в этот мир помочь, поддержать, дать надежду, согреть.

Все муки человеческого ада, о которых я сказал выше, прошел Анатолий Кашпировский. Четверть века идет этот скромный врач к своей цели, ни на секунду не пригибаясь от страха под градом пуль, выпущенных из кривых ружей. Думал ли он когда-то о невероятном успехе? Мог ли думать об этом человек, живущий в антимире, холодный, порою голодный? Конечно, нет. Но он оказался слишком упорным. Он так верил в свою идею, в будущего Здорового Человека, что готов был терпеть все.

Кому пришло бы в голову заглянуть двадцать лет назад в карман нищего, безвестного врача?! На него не обращали внимания – ведь он был частичкой толпы, не выделенный из неё пока Талантом Искателя. Он никому не мешал, и кто, скажите, мог ожидать от него Чуда?

Что, собственно, такое чудо? Это понятие вроде бы субъективно до предела. У каждого оно свое – чудо. Объективным, неоспоримым является только факт о чуде. И весь сегодняшний разговор об Анатолии Михайловиче Кашпировском я буду вести с единственной позиции – с точки зрения Факта. А что такое факт? – спросит меня дотошный буквоед. Факт – это явление, подтвержденное документом или свидетельством Человека, удостоверяющего факт.

Так я понимаю проблему. И говорить о фактах я вынужден в обстановке чудовищной травли Кашпировского.

Как будто сорвались с цепи все силы Зла и Зависти, как будто сразу все воинствующие невежды ополчились на человека, желающего только одного – ПОМОЧЬ НАМ, ЛЮДЯМ. Помочь там, где чаще всего бессильны наука и практика медицины, помочь тем, кто уже дошел до полного отчаяния и сдался на немилость болезней.


~ Снова в Нью-Йорке после поездки в Израиль. Слева на камине – бутылки специальной сувенирной водки “Кашпировская посольская”, выпущенной в Киеве ~

Самолет израильской компании “Эл-Ал” прилетел в Нью-Йорк вовремя. Было воскресенье, восьмого апреля. В три часа пополудни Кашпировский добрался домой. А в семь мы встретились. На столе перед нами лежали американские (на русском языке) газетные вырезки и письма. Сотни писем. От вырезок веяло серым мраком средневековой инквизиции, скорой на расправу. Письма были счастливым противопоставлением печатному злу. Час за часом мы вместе продирались через комья злобы, через пласты боли и радости человеческой.

Мне понравилось то, что Кашпировский не позволял себе ни намека на злость против ИХ злобы. В каждом слове ВРАЧА было сожаление о том, что вряд ли миру “грозит” скорое избавление от напастей неоправданной зависти и разнообразнейших комплексов неполноценностей.

– Откуда в них эта возмутительная безапелляционность? – спрашивал меня Анатолий Кашпировский, – С какого потолка они берут свою “статистику”? Вот она, статистика, перед вами. Вот – свидетельства людей, в том числе и множества врачей, не боящихся поставить под письмом свое имя, не в пример некоторым из авторов клеветнических заметок, прячущихся за псевдонимами...

– Вы меня поражаете, – пробовал успокаивать его я, – пройдя через ад непонимания и непризнания, вы всё ещё удивляетесь этому? Речь ведь идет не о вашем Эго, а, скорее, о вашем методе. Какая разница, как они будут вас называть? Если кому-то помогают телесеансы, вами выстраданные и придуманные, то главное – польза людям, а не реакция на них противников с Большой Дороги. Разве не так?

– Но ведь они бездоказательны. Что это за термины: Сила тьмы, Культ личности, массовый психоз???

– Я бы сказал, что “Культ личности” – это больше комплимент, чем обида, – не сдавался я, – Никого, кроме Сталина, с этим термином по большому счету пока не связывали. Но при Сталине культ строился на страхе перед личностью, а в вашем случае “культ” строится на НАДЕЖДЕ НА ЛИЧНОСТЬ! Беда в том, что эта оголтелая “антикашпировская” истерия отвлекает от главного – многие доверчивые люди верят (с детства привыкли по-советски верить газетам) клевете – на всякий случай, а вдруг дым не без огня?! И часто решают переждать волну, в то время, как могли бы получить помощь. Нежданно, негаданно, вдруг.

Кто из этих горе-статистиков может посчитать, сколько людей отправятся под нож или съедят очередную тонну лекарств, пока пережидают, кто окажется прав – Кашпировский или его хулители?

– Вы правы, меня сегодня огорчает не то, что на меня выливают мутную воду, а то, что от этого проигрывают больные... Конечно, есть сколько угодно скептиков. У каждого есть выбор – верить или не верить, но ведь часто излечиваются и те, кто не верил. Смотрите, вот это письмо. А вот еще одно. Еще...

У моего собеседника загораются глаза, когда он читает свидетельства тех, ради кого живёт. Да, не все излечиваются, у многих остаются проблемы.

Но пусть кинет в меня камень любой, не знавший, никогда не слышавший слов Кашпировского о том, что он никому не обещает панацею или немедленного избавления от всех проблем.

Есть такие? Вряд ли. Зато есть огромное количество тех, кто получил облегчение или избавился от страданий, не ПОКУПАЯ надежду на излечение вместе с входным билетом на встречу с психотерапевтом или приобретая кассету с его телесеансом.

Посеять в человеке сомнение или неверие с помощью ударов ниже пояса гораздо легче, чем укрепить его в вере на успех. Пользуясь этим, некоторые издания печатают (или что еще хуже – перепечатывают без малейших комментариев, не показывая собственного отношения к предмету!) абсурдные заметки – как например, памятную недавнюю публикацию в “Известиях”, заметку “Отец Антоний против Кашпировского”. Боясь обвинений в голословности или предвзятости, я приведу несколько наиболее важных цитат из этого материала, а потом попрошу Кашпировского его прокомментировать. Итак, вот что пишет известинский корреспондент Л. Капелюшный, обращаясь к Кашпировскому: «...Пусть знает – ему брошена перчатка. Настоятель православного храма игумен Коцк выступил с размышлениями “О новом культе личности”... Игумен поясняет: феномен Кашпировского есть не что иное, как духовный опиум, духовная наркомания. И посему гипноманы “готовы следовать за своим кумиром прямиком в ад”... И теперь, хочешь не хочешь, а приходится удовлетвориться аргументами игумена, что Кашпировский – сила тьмы. Общение с этой тьмой – беда куда страшнее, чем даже голод... Кашпировский уклоняется от встреч с духовенством. А надо бы такую встречу обязательно организовать... "Я предлагаю следующий эксперимент: пусть соберет Кашпировский самую “гипнобсльную” свою аудиторию и пригласит нескольких священнослужителей. Вот тогда пусть телезрители посмотрят, где дар божий, а где антибожий. И я, человек духовно слабый и грешный, с помощью божией готов участвовать в этом поединке", – завершает свои заметки игумен. Словом, сеанс с полным разоблачением».

Стоп, стоп, товарищи игумен и Капелюшный. Посмотрите друг другу в глаза. Не вы ли, верный долгу журналист Капелюшный, еще позавчера писали везде, что “сила тьмы” – это как раз игумен Коцк и его духовные коллеги? Не вы ли, игумен Коцк, каждый день проповедуете перед своей паствой? – но многие ли из ваших верующих избавились после проповеди от двадцати летнего варикозного расширения вен или, например, от грыжи, от хронической бессонницы или мигрени? С чем вы придете на “поединок”? Как и в чем вы собираетесь соревноваться с Врачом? Если вы в чем-то можете помочь здоровью людей, надо ли было ждать восхождения Кашпировского? Помогайте, чем Бог послал. Страшно подумать, какой бред позволяют себе публиковать уважаемые “Известия”, говоря о “сеансе с полным разоблачением”. Никого, кроме самих себя, вы, голые короли, не разоблачите.

Кстати, у меня есть сюрприз для игумена Коцка и его коллег. Открыв “Новый завет” после прочтения упомянутых выше заметок, я нашел в Евангелии от Матфея, в главе пятой (стих 36) такие слова Иисуса Христа: «Ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным».

Относясь с огромнейшим уважением к Евангелию, нисколько не намереваясь проводить “сеанс с разоблачением”, я все же позволю себе заметить: у огромного количества людей (и у меня в том числе) после сеансов Кашпировского в разной степени изменился цвет волос, главным образом, они темнели, восстанавливаясь.

Гляньте, отец Антоний, на снимки, переданные Кашпировскому в Израиле на прошлой неделе. Перед вами врач, доктор-гипнотерапевт Эрнст-Иегуда Мендельсон из Хайфы. Второй снимок сделан на следующий день после сеанса Кашпировского. Фрагмент из его письма я опубликую ниже. Боюсь, что типографская печать не позволит передать цветовые нюансы, но факт поразительный – убедитесь сами!



Обсудив всесторонне претензии игумена, мы с Анатолием Кашпировским подумали, что очень скоро представится вполне реальный случай игумену “разоблачить” врача. Психотерапевт принимает вызов! Рядом с брошенной перчаткой он спокойно кладет свою. С 27 по 29 апреля Кашпировский будет выступать в Москве, вот пусть игумен и придет туда со своими коллегами.

Анатолий Михайлович занимается своим прямым делом: он – врач и пытается по мере сил помочь больным. О результатах его работы трудно судить категориями абсолютных цифр, потому что, в отличие от обычных врачей, он не встречается лично с подавляющим большинством своих заочных пациентов. Но покажите мне врача или целый научный институт, получивший более 700 тысяч писем благодарных людей – тех страдальцев, которые совершенно неожиданно для себя избавились от многих проблем или болезней. Кашпировский абсолютно не нуждается в оправданиях перед его травителями или кем угодно еще. Двадцать пять лет каторжного труда и поиска собственного пути в психотерапии научили его идти вперед, не взирая на преграды, малые или большие. Он верит в свой метод, который не имеет ничего общего с чудесами. А еще – верит фактам и людям, живым воплощениям его бесконечной веры в силы организма, знающего лучше всех врачей на свете собственные проблемы и умеющего с ними бороться. Метод Кашпировского строится, в основном, на умении управлять этими живительными силами, направлять их в болевые точки и поражать не симптом, но саму болезнь. Вот и все! Его метод прост той простотой, которая сродни гениальности – как квадрат Кандинского или “Я помню чудное мгновенье”.

Воскресным вечером мы с ним засиделись за полночь, отбирая письма, которые могли бы приоткрыть вам, читателям, ощущение счастья излеченных людей, Кашпировскому прежде незнакомых. Кто-то из них верил в него, кто-то сильно сомневался. Но теперь всех их объединяет нечто исключительно важное: они избавились от страданий. Не важно – частично или полностью, важен факт, в котором сомневаться может лишь воинствующий невежда. Мы с Кашпировским отобрали лишь немногие письма из сотен, полученных журналом “Калейдоскоп” и самим доктором за последние три недели. Каждое письмо имеет подпись и адрес: счастливым людям нет нужды прятаться за псевдонимы, так поступают только те газетчики, кто стыдится собственного имени...

Вот они, эти письма. Давайте порадуемся за этих людей все вместе. И, пожалуйста, помните, что писем таких – более семисот тысяч! В тот же воскресный вечер мы решили, что вдвоем создадим еще одну книгу под условным названием “Тысяча писем”, важный документ нашего времени, свидетельства, которые будут неоценимы для медиков и ученых. По письмам и комментариям к ним они смогут по-настоящему оценить “Феномен К”, как назвали метод Кашпировского в СССР, стране, где он стал популярнее президента. Кто же простит человеку такой взлет?..

А теперь – письма, вернее, фрагменты из них, потому что и целого тома не хватило бы для публикации их полного содержания. Я сохраняю орфографию и стиль каждого документа, не говоря уже об истинности имен авторов.

    «Многоуважаемый Анатолий Михайлович! Спешу поделиться своей радостью, своим хорошим самочувствием, которым обязана Вам, Вашему искусству врачевания на расстоянии. В течение нескольких лет я страдала болями в животе, отрыжкой, ощущениями излишней полноты. Я была очень ограничена в пище, избегала всего острого и соленого. В июле 1988 г. ультразвуковое исследование показало наличие песка и камней в желчном пузыре и расширение общего желчного протока. Через год было произведено повторное обследование, прежний диагноз полностью подтвердился. Консультации с гастроэнтерологом и хирургом привели к решению: необходима операция. Меня записали в очередь на операцию.
    Тем временем мне посчастливилось присутствовать на всех ваших сеансах, транслировавшихся по телевидению (и на повторных также). Должна отметить свое весьма скептическое отношение к такому методу лечения. Но когда мое самочувствие значительно улучшилось, исчезли боли и тяжесть в правом подреберье, я смогла позволить себе расширить диету. Снова прошла обследование в январе 1990 года (дважды), которое однозначно отметило отсутствие камней в желчном пузыре, а также оказалось, что желчные протоки стали обычной ширины. Отпала необходимость в операции...
    Долгих вам лет жизни, доброго здоровья и много успехов на вашем благороднейшем поприще. Копии ультразвуковых исследований прилагаю. Ваша Шошана Шихмантер.
    Корар-Саба, Израиль».

    «Дорогой господин Кашпировский! Я родилась в Киеве, второе рождение было в Израиле, третье – в Америке. Я думала – на третьем точка. Но оказалось, что самое прекрасное рождение произошло 4 марта на встрече с вами. После этого перестали болеть плечевые суставы, сошли швы на лице, прочистилась носовая полость, исчезло остаточное явление после смещения позвоночника, онемение мизинца левой ноги...
    С уважением и благодарностью,
    Сима Горецкая, Манхеттен, Нью-Йорк».

    «... прослушав 4 ваших сеанса, я стала практически здоровой женщиной. Мне 80 лет. Я уроженка Ленинграда.
    После сеансов у меня:
    1. Ликвидировалась стенокардия, отменены все сердечные лекарства.
    2. Лет 20 меня мучил спондилез. Болели спина, кисть правой руки, плечо, левая нога. Теперь ничего не болит.
    3. Исчез геморрой 52-летней давности.
    4. Исчез рубец после операции аппендицита, сделанной в1963 году.
    5. Исчез жировик размером приблизительно с голубиное яйцо, на голени левой ноги.
    Чувствую себя прекрасно, не принимаю никаких лекарств.
    Ольга Якерсон, Нетания, Израиль».

    «... 12 лет назад в связи с тяжелым физическим трудом я заработал паховую грыжу с левой стороны. Врачи мне часто предлагали операцию, но я не соглашался, так как откровенно боюсь скальпеля. Заказал пояс и так все годы ходил и работал с поясом. Когда ложился спать, я его снимал. Просмотрел первый и повторный сеанс, и моя грыжа исчезла по сегодняшний день, за что я вам очень благодарен. Во время войны я был ранен, перенес две операции и позже на ноге образовался “хронический остеомиелит правой голени”. Место ранения более сорока лет было синего цвета. Сейчас боли исчезли, нога стала розовая. Очень вам благодарен, но есть еще проблемы: сердечное заболевание и головокружения, так что я еще надеюсь на вашу помощь.
    С уважением,
    Аншел Шварцман, Цур-Шалом, Израиль».

    «Пишет вам Галина Хантер по поручению Пнины Шуши. Ей 40 лет, она больна склеродермией уже 20 лет – это случилось после родов. У нее на каждом суставе была операция, а в августе этого года ей назначили операцию на коленном суставе левой ноги...
    Кисти рук у нее скрючены, но она работает... Она смотрела ваши сеансы, часто дремала, но на четвертом сеансе у нее вдруг сильно хрустнула правая рука, которая была зажата в кулак уже двадцать лет. Пальцы были белые, полированные, как из пластмассы. Они со скрипом вдруг стали раскрываться, кожа руки покраснела. Все, кто были рядом, были поражены... Раньше рука была всегда холодная, кровь почти не поступала к пальцам и они засохли, а сейчас она нормального цвета и теплая...»

    «Уважаемый коллега А. Кашпировский! Рада сообщить вам о нескольких наблюдениях над больными после ваших телесеансов. Я врач-терапевт, стаж работы 40 лет, работаю в больнице “Макаби”:
    1. Больная Мирьям Леви, 60 лет, после двух телесеансов прекратились загрудинные боли, исчезла одышка, улучшилось общее состояние.
    2. Больная Шушана Шварц, 75 лет, русского языка не знает. После удаления грудной железы по поводу рака 12 лет назад, в июне 1989 г. появился кашель, позже обнаружены метастазы рака в легких, плеврит эксудативный. После семи сеансов по видео улучшилось общее состояние, прошел кашель, прекратились боли в позвоночнике. На повторной рентгеноскопии все изменения исчезли, а врач-рентгенолог спросил: “Вы прошли облучение? ”.
    3. Больной Хаим Магили, 73 лет. Русского языка не знает. При объективном исследовании установлен диагноз: гипертрофия предстательной железы. Перед операцией опухоль предстательной железы не была обнаружена после того, как он принял три сеанса по видео-кассете. Исчезло также слезотечение после перенесенного несколько лет назад паралича лицевого нерва.
    4. Больная Нили Леви, 50 лет, после одного сеанса по телевизору: исчезли боли в области сердца, исчезла одышка, улучшилось общее состояние, прошли головные боли, длившиеся годами. Русского языка она также не знает.
    6. Больной Мотя Пасховер, 65 лет, после перенесенной операции на открытом сердце, сделанной в июне 1989 г., на нижних конечностях, где были взяты сосуды для замещения на сердце, появился тяжелый тромбофлебит с язвами. После одного сеанса по телевизору через неделю исчез тромбофлебит, исчезли язвы и грубые рубцы на коленях.
    7. Я, врач Мария Гольдфарб, страдала тяжелым остеопорозом, остеохондрозом, геморроем. После сеансов по телевидению прекратились боли в спине, суставах, выровнялись пальцы. Улучшился сон. Один сеанс видеокассеты снимает, как рукой, тяжелое переутомление. Недавно появился пигмент на волосах. Во время всех сеансов ничего не чувствовала.
    Я и мои больные вам очень благодарны.
    С уважением,
    Мария Гольдфарб, Тикон, Израиль».

    «Я, Эйдельман Диана, 37 лет, хочу присоединить свой голос к голосам благодарных вам людей, так как и меня ваше благотворное влияние не обошло стороной. Я смотрела ваши передачи в Афинах (там принимают 10-12 европейских станций, в том числе Москву). После первой передачи, которую я смотрела в записи (повтор по просьбе телезрителей) у меня появилось молоко, и это – по прошествии месяца с момента его пропажи. А после еще двух передач прямого эфира пропали опухоли. Я страдала мастопатией молочной железы. Дважды оперировалась, были назначены еще две операции, необходимость в которых пропала после ваших сеансов. Феномен с появлением молока повторился еще через четыре месяца».

    «Смотрели постоянно ваши сеансы по телевизору. Сосед не понимает по-русски, перевожу ему вкратце смысл ваших слов, вашего разговора с людьми. Он не мог ходить почти. Правая сторона – рука и нога – не двигались, сильные боли в спине. Я помогала ему подняться с кресла. После вашего второго сеанса всё восстановилось. Бежит по лестнице вверх. Рука начала двигаться, спина не болит. Он просит передать вам большую благодарность.
    Фишман Ирина, Тель-Авив».

    «Я, Калиновская Генриэтта, давно страдала тромбом в ноге. Лечилась в Ленинграде и здесь, но положительных результатов не было. Здесь по телевизору посмотрела все ваши сеансы. После пятого сеанса совершенно исчез тромб. Во время сеансов никак не реагировала.
    Спасибо огромное!».

    «Серия телепередач с участием А Кашпировского была РЕВОЛЮЦИЕЙ в развитии гипнотерапии. В этом есть несколько настоящих ФЕНОМЕНОВ:
    ВОЗДЕЙСТВИЕ НА НЕОГРАНИЧЕННОМ РАССТОЯНИИ (возможность использования метода в космосе, на океанских островах, кораблях дальнего плавания, на периферии, во фронтовых условиях и так далее).
    БЕССЛОВЕСНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ (иноязычные, дети, слабоумные, животные).
    ЭЛЕМЕНТЫ ОМОЛОЖЕНИЯ ОРГАНИЗМА (потемнение седины, сглаживание морщин, улучшение тургора кожи, исчезновение возрастных пятен, усиление подвижности).
    В моих наблюдениях из практики: возвращение месячных после 3-6-летнего прекращения, улучшение памяти, концентрации, снижение количества жиров в крови и многое др.
    И, наконец, самое эффективное достижение сеансов Кашпировского: исчезновение рубцов – келлоидной ткани – на коже, внутренние спайки, на сердечной мышце после инфарктов миокарда. Это совершенно новое не только в психотерапии, но и вообще в медицине.
    Врач-гипнотерапевт Эрнст-Иегуда Мендельсон, Хайфа».


~ В доме у автора во время просмотра снятого в Израиле видео-фильма. Рядом – мудрый спаниэль Томми, которого Кашпировский отказался считать просто собакой ~

Я позволю себе прервать на этом цитирование уникальных писем, чтобы рассказать вам историю, которую Анатолий Михайлович сначала просил меня не упоминать, вроде бы неудобно. Но я считаю, что при таком серьезнейшем разговоре на тему, чрезвычайно важную для всех нас, можно говорить абсолютно обо всём, главное – чтобы это имело прямое отношение к проблеме.

Доктор Э.-И. Мендельсон назвал в числе других важнейших результатов работы Кашпировского такой феномен, как омоложение организма. Вот что случилось в Израиле.

На одном из сеансов Кашпировский получил записку: «Уважаемый доктор! Прошу вас, обязательно позвоните мне по телефону, я расскажу вам случай, совершенно уникальный». Дальше шел номер телефона и имя.

Любопытство взяло верх (но, пожалуйста, не пытайтесь повторять этот “ход” без надобности! – Автор), и Кашпировский позвонил по указанному номеру. Женщине, писавшей записку, было 80 лет. В течение примерно сорока пяти лет она не имела близости с мужчинами из-за таких ужасных обстоятельств: в возрасте примерно тридцати пяти лет у нее вдруг выпали волосы в области полового органа. Кроме того, малые губы уродливо вывалились и висели отвратительными “лопухами” лилового цвета. Женщина была буквально готова на самоубийство. Но постепенно душевная мука улеглась, и она смирилась со своей судьбой. Так и жила. Недавно, после просмотра нескольких телесеансов произошло нечто невероятное: вдруг выросли волосы на лобковой части, малые губы исчезли, спрятались, и половой орган 80-летней женщины выглядит теперь, как у молодой женщины.

Скажете – чудо? Да, конечно, чудо, но оно – из ряда сотен тысяч других, ставших или не ставших известными доктору Кашпировскому.

Пусть, прочитав эти удивительные человеческие документы, задумаются медики и ученые: может ли хоть кто-нибудь назвать известные им случаи исчезновения неизлечимых болезней без какого бы-то ни было вмешательства хирургии или фармакологии? Мог ли раньше хоть один психотерапевт на Земле убрать паховую грыжу “словами или жестами”? Кто мог усилием воли или другим безоперационным путем вернуть молоко матери, убрать рубцы или изгнать из организма тромбы? Ответов на мои вопросы мы вряд ли дождемся: ничего подобного практика медицины не знала. Вот о чём надо больше писать, уважаемые господа и товарищи, вот почему так важно поддерживать в людях веру в надежду на исцеление, а не считать деньги в кармане выдающегося человека.

Медицина никогда не умрёт, эти слова любит повторять Кашпировский. Но медицине, как и отдельному человеку, что-то дано, а что-то не дано. И вместо того, чтобы негодовать из-за собственной слабости, не лучше ли подумать, как помочь, поддержать своего коллегу, становящегося всемирно знаменитым? Представьте теперь, каким нелепым будет выглядеть рядом с Кашпировским этот вильнюсский отец Антоний. Я уже не говорю о том, что не верю ни на грамм в его истинную религиозность. Человек верующий – это не игуменская должность, это высокая способность любить Бога и своего ближнего. Человек ненавидящий, “бросающий” перчатки, не может быть религиозным. Так что, я уверен – на встречу с Кашпировским этот святой отец не явится. Как и те, кто повторяет бездумно на страницах газет его ересь.

У замечательного поэта Надсона есть такие строчки:

       «Пророков нет... Мельчая,
       не в силах не создать
       ничтожная среда.
       Есть только хищников недремлющая стая,
       да пошлость жалкая, да мелкая вражда.
       А кто и держит стяг высоких убеждений,
       Тот так устал от дум, гонения и мук,
       Что не узнаешь ты,
       Кто говорит в нём –
       гений или озлобленный,
       мучительный недуг..!».

Современный читатель постепенно отходит от “эры романов” и всё больше углубляется в эру мемуаров, документов. Жизнь становится такой сложной, что чьи-то романтические или эпические сентенции уже не помогают, ничему не учат. Учить жизни беллетристика больше не может. Учить жизни может только жизнь. То есть письма – самый лучший жанр для выражения человеческого “я”. Но что с нами стало? Мы пишем друг другу всё реже. Мы перестали доверять даже бумаге. Или почте. А может перестали доверять тем, кому раньше писали. Эго очень плохо. Жаль, что мы к этому пришли, потому что идущие за нами так мало узнают о нас: не сохранится даже эпистолярное наследие. Мы больше не доверяем письмам свои думы и всё чаще хватаемся за телефонную трубку. Много ли скажут потомкам наши записанные на вечную пленку краткие «Как дела? Нормально»? При этих разговорах идут слабенькие токи от телефона к телефону, но никак не от человека к человеку. А ведь когда-то письма сближали нас, учили помогать друг другу, помнить друг друга.

Что ж, если всё меньше становится душевных писем, то пусть останутся хотя бы письма документальные. Уверен, в мире нет человека, у кого бы их было столько, сколько хранится у Анатолия Михайловича Кашпировского. Я привёл всего десяток из сотен тысяч. Не в этом дело – гораздо важнее знать, что за каждой строкой такого письма – не просто сообщение о результате, в этих письмах – повороты судеб и жизней. И всё это – дело рук, сердца и мыслей одной Личности, одного Человека, рожденного ВРАЧОМ.

Плохо, что на свете есть пока только один Кашпировский. Было бы их больше, глядишь, и поздоровела бы наша громадная, наша крошечная и такая тесная человеческая толпа. Посветлела бы. Этого нам так не хватает. И пока хоть какая-то надежда идёт лишь от редких ЛИЧНОСТЕЙ, живущих с нами в одно нелёгкое время, надо учиться уважать их. Как минимум уважать! А не травить.

25 апреля 1990 г.



Автор всех фотографий на нашем сайте - Альфред Тульчинский.
All pictures are by Alfred Tulchinsky
All rights reserved 2018