LYDSI Клуб Путешествий Альфреда и Лидии Тульчинских
Наш e-mail: lydsitravel@gmail.com Наш телефон: (718) 934-7925
США, Нью-Йорк • 2009
На крыльях тайны ~ On Wings of Mystery Альфред ТУЛЬЧИНСКИЙ
   Известный психотерапевт Анатолий Кашпировский в Нью-Йорке
   * Интервью телеканалу “НТВ” (Нью–Йорк, 2009 г.)

    Корреспондент:
– Ну, я так понимаю, что у Вас история будет отличаться от всех, которые нам рассказывали те, кто уже говорили. Потому что все сейчас...

    А. Тульчинский:
– Абсолютно! Ну, во-первых можно назваться, потому что...

    Корреспондент:
– Нет, это я запишу потом отдельно, совершенно не обязательно.

    А. Тульчинский:
– Я понял, я понял... Прошу прощения...

    Корреспондент:
– Так что не обязательно. Вы пришли на встречу к Анатолию Михайловичу, или вы с ним познакомились как-то по-другому? Как?

    А. Тульчинский:
– Нет-нет-нет, расскажу. Наше знакомство с Анатолием Михайловичем было совершенно уникальное, потому что был 1989 год. Еще не кончилась жуткая холодная война, когда между Америкой и Советским Союзом были очень сложные отношения и оттуда... Это вот сегодня каждый день приезжают актеры, гастролеры и т.д.. А тогда – это была колоссальная редкость, когда людей пускали сюда из Советского Союза. Я, конечно, слышал о Кашпировском, но я не мог себе представить, что это за явление, потому что, действительно, тогда не было интернета, это была совершенно другая жизнь, никаких русских телевидений, ни радио – ничего не было.

У нас был один продюсер... Я не буду сейчас говорить, какими методами он добивался разрешения привезти сюда каких-то удивительных людей, привоза людей. И он мне позвонил в один день, это был конец 1989-го года. Он говорит: «Через месяц должен приехать Кашпировский». А у меня с ним был такой договор. В Америке было, в Нью-Йорке было два серьезных издания, которые читали все – ежедневная газета “Русское слово” и мой журнал “Калейдоскоп”. Но с этим продюсером, его звали Виктор Шульман, у меня были такие отношения, что все интервью я брал первый. Когда кто-то приезжал из очень известных людей, я имел право первого знакомства. И он мне, значит, как пообещал, позвонил и говорит: «Вот, приехал Анатолий Михайлович Кашпировский».

Мы с ним повидались сначала у Шульмана, он приехал... Вообще-то для него это был, конечно, шок, совершенно другая планета, это не другая страна, эта была другая планета. Он приехал с семьей. Я познакомился, значит, и с сыном Сережей, и с женой. И, короче говоря, у него было очень много сложного. Во-первых, безумное несоответствие, внутренний небольшой стресс, потому что новая планета. Колоссальная слава там – непонятно, что будет здесь. И вот, в этой ситуации я проводил массу времени с ним. И я, так сказать, старался настроить его на то, что здесь будет не менее замечательно. Я в своем журнале напечатал несколько очерков, чтобы подготовить людей. Я выступал на радио. Оно было скромное, маленькое, но это было радио, это была какая-то возможность попасть к людям.

И я объяснял уже тогда... Уже тогда появились вот эти экстрасенсы, и я страшно боялся, чтоб его не перепутали. Его – выдающегося врача, не перепутали с этими людьми с электрическими руками, как их называли в рекламе. Было это... У меня была очень тяжелая задача, понимаете, и я, видимо, все таки, все-таки как-то сумел это сделать, потому что буквально... Да, успех у него был оглушительный, и я, неважно, какую роль я в этом сыграл, но люди в Америке, в Нью-Йорке, это уже все в Нью-Йорке, это было начало 90-го года, февраль 90-го года, когда в Бруклинском колледже собирались на сеансы до 5-6 тысяч людей. Это для Нью-Йорка 5-6 тысяч на одном выступлении.

    Корреспондент:
– А кто эти люди?

    А. Тульчинский:
– Это люди из Советского Союза, эмигранты, только эмигранты. Конечно американцы на такие мероприятия... это другой мир, все отдельно. Это наши эмигранты. Повторяю, если было два выступления, потому что потребность в нем, потребность в человеке, который может дать надежду на то, что человеку может быть лучше... Никто не вникал, просто слышали и знали, что есть человек, который может дать надежду, что может сделать так, что в человеке пойдет какой-то обратный процесс от плохого к лучшему. Вот, иногда, по 10 тысяч человек в день бывали на двух сеансах.

И вот представьте себе, мы с ним общались регулярно, но для меня было шоком, когда вдруг мне вечером, на третий день выступлений Кашпировского в Нью-Йорке, самые первые выступления, мне позвонили мои читатели в редакцию и говорят:

« Вы сегодня не были на утреннем сеансе?»

Я говорю: «Нет, не был, я просто занят был».

Они говорят: «А вы знаете, что Кашпировский сказал со сцены? Он сказал буквально такие слова...» Они у меня записаны, конечно, там, все это было заснято и т.д. И он сказал такие слова, что в Советском Союзе очень многие писатели предлагали ему написать о нем книгу, книгу о его жизни. Он говорит, что: «Я интуитивно чувствовал, что я еще встречу человека, который написал бы обо мне так, как мне было бы понятно и приятно. И я вам должен сказать, что этим человеком является вот издатель и известный журналист Альфред Тульчинский». Для меня это было страшно и приятно, и неожиданно, он мне не сказал ни одного слова, вот. И мы немедленно взялись за эту идею, и книга вышла через полгода. Книга называлась «На крыльях тайны». Вот сегодня вечером было несколько слов сказано Анатолием Михайловичем по поводу тайны. Тайна – это для людей тайна, для него никакой тайны нет, потому, что для него любой человек открыт, Но – «На крыльях тайны» – потому что имя его было тогда... Слушайте, это было 19 лет назад! Имя его было очень известно. Он уже что-то здесь сделал с людьми такое, что вокруг этого шло колоссальное человеческое и, я скажу, человечное движение. Вот так мы познакомились.

Потом много делали книгу. Мы ее выпустили, за эту книгу мне никогда не будет не только стыдно, но я всегда буду гордиться, что я написал ее именно с человеческой точки зрения. Потому что до этого и в СССР писали, и здесь пытались писать, и документы были уже, как-то было широко известно о результатах медицинских. Я же хотел все это сделать с человеческой точки зрения. А теперь представьте себе жизнь Кашпировского вот в этот промежуток 19-ти лет. Это адский труд с одной стороны. То есть, он был вот как Атлант, который держал на себе, или не держал, а пытался нести, – он никогда не останавливался, – он пытался нести такую колоссальную ношу, причем ноша эта была – ответственность за желание свое помочь огромному количеству людей. И при этом у него были колоссальные трудности, он один боролся со всем светом. Ему нужна была поддержка, были сложные проблемы с семьей, с переездом детей. Это все было очень тяжело, все на одних плечах! Поэтому вот этот фактор человеческий, когда он делал свою работу, продолжая находиться, с одной стороны, в стрессе, но в таком, что никто со стороны не мог увидеть этот стресс, понимаете – вот колоссальная заслуга, колоссальная сила воли человека, который, несмотря на свои любые сложности... Масса ведь была проблем, когда начались, например, разговоры о том, что Кашпировского хотят пригласить в Москву, в ЛДПР, и в Государственную Думу. Это у меня дома мы сидели, составляли письма, общались с этими людьми из партии, вместе, вдвоем. И, я думаю, что мы правильно дело сделали, очень правильно, и правильно решили, и правильно Кашпировский попал в Думу. Но, к сожалению большому, вот тогда уже началось то, что потом мешало и продолжает мешать все время.

Появились антикашпировские движения. Ему не дали, не дали развить себя на этом политическом поприще. А ведь это человек уникальный с точки зрения широты его видения, широты его возможностей, потому что его эрудиция настолько высока, его познания, его память настолько феноменальна, что он, пользуясь законами логики, законами точного понимания вообще того, что происходит с нами, с ним, с миром, он мог бы быть там очень-очень полезным.

И я считаю, это ужасный, ужасный минус для Москвы, что они не сумели понять, насколько важным и сильным он мог бы быть на том поприще. Но это Кашпировский, понимаете, это человек безграничный. Хорошо, закончилась политика, так сказать, он сказал: «Все, я туда больше не ходок, потому, что если мне не дали сразу сделать то, что я могу, то пусть они занимаются сами». Это было очень честно, очень правильно. И вот я убежден в том, что он, родившись в очень простом таком, я даже не побоюсь слова, крестьянском мире... Крестьянин – это самое лучшее слово, наверное, это чисто земное такое, это человек, который не витает в облаках, человек земли. Он родился в таком месте, он вырастал в таком месте, он был скромный, ничего не знающий ни о звездах, – я имею ввиду, звездах-знаменитостях, ничего. Он жил в своем внутреннем мире. И, представьте себе, – юный студент, который тогда, окруженный своими коллегами, простыми такими же, как он... Слушайте, это Винница, это Украина, это периферия Украины! И как всегда гениально бывало на Руси, – и на Украине, и на Руси – где угодно, когда именно вот на периферии вдруг появлялся совершенно немыслимый человек с невероятными потенциальными какими-то замахами, и он, – как можно было тогда, – я представляю себе (мы ровесники), представляю себе это время, когда он, студент, только вышедший из мединститута, только начавший работать, он тогда понял величину своих возможностей. Потому что это амбиции, это то, что давало ему возможность, так сказать, (по-американски есть такое выражение – «guts») – вот то, что дает спортсмену силу. Он был спортсмен, это помогало. Он был не просто спортсмен – во всем, что он делал, он должен был дойти до максимума. Поднимал штангу – значит, стал мастером спорта. Стал мастером спорта, врач – в конце концов он стал врачом сборной СССР по штанге, понимаете. И вот это, кажется, что он дергается туда, сюда? Это неправильно, он никогда не дергался, он всегда был один стержень, на который он накручивал то явление жизни, которое ему в этот момент казалось более важным, более правильным. И вот эти сложности... И, представьте себе, прошли годы, сейчас у него положение тоже очень сложное. Он человек очень целеустремленный. А самое главное, у него есть одна самая страшная проблема, мы с ним в этом смысле одинаковые – у него врожденное, колоссальное чувство справедливости. Вот должна быть справедливость! И мы с ним работали над этим, мы много говорим об этом, что есть вещи мельницы, которые невозможно победить, к сожалению, наш мир сегодня так устроен. Но, тем не менее, успокоиться он все равно не может. Он считает, что все должно дойти до уровня справедливости. Дай Бог, чтобы я ошибался, и чтобы оно дошло до этого уровня справедливости, потому, что он имеет огромный потенциал. Никакой возраст, это все чепуха... Юбилеи мы отпраздновали неделю тому назад, все это чепуха, возраст никакой роли не играет. Он настолько сильный, настолько далеко глядящий человек, что может еще много-много лет давать людям то – вы сегодня видели. Я думаю, в первый раз вы видели, да, сегодня? Не первый раз вот такое выступление? Короче говоря, каждый раз, когда вы приходите, вы видите разные ипостаси одного и того же процесса, когда люди...

    Корреспондент:
– А скажите мне пожалуйста, простите, что я вас перебиваю, а как вы в себе побороли журналистский скептицизм? Вот вы видите первый раз человека, о котором в Союзе гремит слава, он известен, он творит такое, что невозможно понять, объяснить, то есть нам, простым людям, да? И вдруг он приезжает, и вы берете интервью. Вы ведь журналист! Наверняка хотелось доковыряться до чего-то, понять и рассказать потом другим?

    А. Тульчинский:
– Объясняю. Дело в том, что я в журналистике... Я никогда, вот, что меня сблизило с ним, я никогда не шел тривиальными, традиционными путями. Я понимал, что он был, когда я его первый раз увидел, он был вот таким, как иногда на фотографиях бывает, очень суровый, сдержанный. И я это понимаю, эта защитная такая реакция, защитная – попал в новый мир, пришел Альфред Тульчинский. Что Альфред Тульчинский? Ну Шульман сказал ему. Но мне надо было показать ему, что меня интересует в нем самое главное – человеческое. И когда я начал показывать это, никакого скептицизма у меня не было. Мне было страшно важно понять, что это за человек. Потому, что у человека может быть сколько угодно талантов, много. Есть писатели талантливые, но для меня талант писателя, талант художника, талант танцора или певца – это талант №15. Если нет первого таланта, таланта Человека с большой буквы, или даже со всех больших букв, мне этот человек не очень интересен. И я подходил к нему, когда мы познакомились, именно с пониманием того, что человеческий материал в нем колоссально интересный. А остальное все уже нагромождается на этот материал. Вот как пошло все. Поэтому у меня никакого скептицизма не было никогда. Я просто... У меня интуиция профессиональная, слишком большой опыт. Я сразу понял, что это – ЧЕ-ЛО-ВЕК! Понимаете? А его слава, его медицинские колоссальные успехи! Что значит колоссальные? Прыгун один раз в жизни прыгнул на три метра в высоту – и всё, он в веках, в истории!

То, что сделал Кашпировский, несколько шагов, то, что он сделал – это то, что никто в истории не сделал, никто это не повторит, потому, что уже первое сделано. Поэтому я с колоссальным уважением отнесся к этому ко всему, и писал. Я никогда не писал о нем просто с восторгом, мне такое не интересно. Мой восторг в отношении Кашпировского всегда был основан на его человеческих качествах. И вот, я начал говорить о том, что как сегодня ему живется. Живется же очень сложно, потому что хочется на сайте на своем показать правду, или попытаться показать людям правду того, что вокруг него происходило, что происходит, чтобы люди поняли сами. Что мне нравится в Анатолии Михайловиче – что он никогда не давит со своим мнением. Он всегда дает возможность показать факты, а если ты умный, ты поймешь. Если ты дурак – ты все равно ничего не поймешь. Поэтому вот сейчас он занят этой идеей. Это не связано просто с тем, чтобы отговориться от всяких нелепых статей, нелепых осуждений, нет. У него задача одна – вот эта необходимость добиться справедливости. И я думаю, что ...

    Корреспондент:
– Справедливости в чем?

    А. Тульчинский:
– Справедливости в том, что его имя не может быть в таком негативе, что его имя надо воспринимать только на уровне тех результатов, которые он показывает. А результаты такие, каких никогда, ни у кого, в медицине, в реальной медицине никогда этого не было Дальше – он же, как явление, Кашпировский... Слушайте, любое явление (сегодня, кстати, он эту фразу сказал), что если есть плюс – ищите минус, все в каком-то балансе. Поэтому, когда он взлетел, как комета, повторяю, над землей со своими этими немыслимыми результатами, сразу же появились... за ним пошла пена, появились тысячи людей, которые подумали: «Слушайте, ну если он может, почему мы не можем стать знаменитыми, известными и так далее?» Тысячи людей, которые в разных вариантах выступали – экстрасенсы, целители, знахари, кто хотите! Появились системы, теории.. Зайдите в медицинский магазин – вы увидите десятки метров полок с книгами, а число больных только увеличивается! Короче говоря, эти люди не могли его воспринимать позитивно. Никто из них никогда не сказал, что Кашпировский был флагом, за которым пошли они потом, своими путями. Но он никогда, никогда, никому не завидовал, никогда ни на кого не оглядывался. Он шел, и идет, и продолжает идти только своей дорогой. Он никуда не уходит в сторону. Своя дорога, своя теория и своя практика помощи людям. Никто же из людей, вот эти журналисты, которые пишут, никто же не пытается узнать – а в чем же заключается секрет? Секрет очень простой, он постоянно об этом говорит, люди пропускают это. Потому что секрет в подборе ключа определенного, в этом секрет! Вот книгу я назвал: «На крыльях тайны» – вот в этом секрет. Он находит ключ – ключ, который идет в потоке речи, который заставляет организм перестраиваться. Я сейчас не буду говорить о деталях. Люди по-разному...

    Корреспондент:
– Ну, хотя бы вы поняли, я уже рада. Потому что я это не могу понять. Вы поняли, я вам готова за это руку пожать.

    А. Тульчинский:
– И не пытайтесь понять, не нужно. Понимаете, гениальность этого изобретения (а это настоящее изобретение научное) в том, что вам не нужно понимать, этот ключ работает без понимания того. Ключ, который открывает квартиру, и этому ключу все равно, что думает собачка, которая там сидит в этой квартире, понимаете? Вот это гениальное изобретение.

Я сейчас чуть уйду в сторону, но скажу. Думаю, вам это очень важно будет. Я считаю, что изобретение Кашпировского аналогично изобретению 2-х великих разведок мира. Вы знаете, что такое 25-й кадр? Знаете, конечно, вы не можете не знать. Я уверен, что он, будучи молодым студентом, не имея понятия о 25-м кадре (кстати, об этом стало известно только сейчас), это ЦРУ и КГБ, имеющие колоссальные научные центры, придумали эту систему влияния на массу людей через 25-й кадр, который включается. Я уверен, сегодня и в нашем телевидении в Америке, и везде это делается, иначе бы реклама не работала! Есть 25-й кадр. Он не знал, будучи юным, он знал много, но про это он не знал. И он сделал это изобретение в этом же ключе (ключ – это, что он придумал), в этом же пласте жизни. Он сделал свое изобретение, не зная о том, что эти гигантские две державы (а КГБ и ЦРУ – это настоящие державы), понимаете, вот в этом заслуга этого скромного человека.

    Корреспондент:
– А второе изобретение?

    А. Тульчинский:
– Не изобретение, а второе достижение – это, ну, ключ – это главное. А телевизионный сеанс с мостом Киев-Тбилиси! Понимаете, люди могут говорить все, что угодно, никто в мире ничего подобного не сделал! Никто не может поставить под сомнение это. Под сомнение ставят только дураки, которые не понимают вообще, что это правда. Что серьезные академики, серьезные профессора, которые были вокруг, говорят, что мы ничего подобного не могли представить себе, люди, прожившие в медицине 40-50 лет, и так далее. И этот молодой человек, совсем молодой человек тогда, сделал нечто невозможное. Вот, что самое главное. Поэтому, я уверен, что фильм который вы делаете, невероятно важен, потому что вы, телевидение, управляете сегодня миром. Не верьте никому, кто говорит, что управляет правительством. Управляет телевидение только, и радио, а газеты уже гораздо меньше. Поэтому то, что вы делаете, это невероятно ответственно. То, что вы делаете, это страшно важно. Но это такой же, это как бомба, понимаете, зависит от того, как вы с этим будете обращаться – взорветесь сами, или взорвете кого-то. Поэтому то, что Вы делаете, может превратиться в потрясающе сильное оружие в поддержку того, что сделал Кашпировский, того, что он делает, и то, что он будет делать. Поэтому я бы очень, от всей души желаю Вам успеха именно в вашем добром намерении. Потому, что сегодня это доброе намерение в создании фильмов ли, книг ли чего-то – это большая редкость. Сегодня ищут такое, чтобы зрителя затащить к экрану, и показать ему что-то невероятное.

    Корреспондент:
– Ну, я думаю, что мы не столкнемся с такой проблемой, просто с фамилией Кашпировский зрители уже знакомы.

    А. Тульчинский:
– Это правильно, но тут важен еще и ваш подход. А теперь самое главное. Значит, насчет того, что он не останавливается.

Мы откроем Вам маленький секрет. Мы решили, что нужно сделать обязательно уникальную книгу. Уникальную книгу именно сегодня, когда для него уже нет вопроса, что на одной стороне океана, что на другой. Он очень хорошо понимает, потому что люди, которые жили только в Советском Союзе, и не жили здесь, они не могут сравнить. Он прекрасно это понимает, и мы решили сделать книгу, и мы ее, думаю, сделаем? Книгу, где подведется итог всему. Причем, я придумал новый литературный жанр, еще в мире такого не было: книга-музей. Представьте себе физически нет музея Кашпировского, хотя было бы здорово, если бы он был. Но в книге – она будет вот такой – там будет невероятное количество иллюстраций, связанных со всеми деталями его жизни! И человек, который живет в Калуге, или в Лос-Анджелесе, или в Берлине, взяв в руки эту книгу, попадает как бы в музей Кашпировского, где очень интересные разговоры, то есть там будут только документы: наши разговоры, документальные записи, документальные кадры, документальные фотографии вещей, которые связаны с ним – вот такая будет книга, понимаете? И эта книга только для людей, которым нужно знать правду, которым важно знать что-то о человеке, о котором они много слышали, но, наконец, они могут просто в нем разобраться. Вот такая у нас тоже есть идея.

    Корреспондент:
– Анатолий Михайлович сказал, что у Вас очень много фотографий есть.

    А. Тульчинский:
– Сотни!

    Корреспондент:
– А Вы что-то с собой взяли, нет?

    А. Тульчинский:
– Нет. Ну если бы Вы предупредили...

    Корреспондент:
– Понятно...

    А. Тульчинский:
– Их у меня тысячи их, понимаете, и видеоматериалов! У него такого архива нет, как у меня. Просто я это все сберегаю, и я когда-то думал, что мы когда-нибудь придем к тому, чтобы сделать эту уникальную книгу. И я думаю, что мы ее сделаем.

    Корреспондент:
– Ну правильно, если у Вас так много материалов. Скажите, а Вы давали какой-нибудь совет? Вот, Вы только встретили человека, который перелетел через океан, а Вы уже здесь, наверное, как рыба в воде. Какой-нибудь совет вы дали?

    А. Тульчинский:
– Когда, еще тогда, в начале? Дело в том, что я очень бережно, вот я как врач с пациентом общался. Нельзя давать человеку, это как кессонная болезнь, человек, который сюда попал, он же очень жадный до встреч, до людей, понимаете? Ни в коем случае нельзя давать никаких советов. Тем более, что это же ещё был Кашпировский!

    Корреспондент:
– Нет, ну, я имею ввиду бытовые какие-то?

    А. Тульчинский:
– Мы только об этом и говорим. Поэтому и все это делалось для того, чтобы он совершал поменьше ошибок. Что такое наша жизнь, правильно? Это желание совершить меньше ошибок. То, что я мог сделать, я думаю, что я сделал, то, что я не мог сделать, я не сделал. Поэтому жизнь его была очень сложная! Притом, что вечно в дороге, притом, что нет чувства дома, как я это понимаю. Понимаете, страшно важно иметь тыл. А он все время в бою, все время в борьбе за жизнь, за настроение, за здоровье, понимаете? А когда человек воюет, не имея тыла серьезного, это очень сложно. Но он и это выдерживает, понимаете? Так что, притом, что он тоже живой человек! Он живой человек, он имеет свою жизнь, у него свои мысли, свои представления, свои привязанности. Рядом дочь. Но здесь тоже непростая жизнь, но самое главное, он никогда, при любых своих обстоятельствах, от того, чему посвящена вся жизнь, он никогда не отступит ни на один шаг.

    Корреспондент:
– Спасибо большое!

Комментарии к комментариям

Если вы откроете личный сайт А.М. Кашпировского, то там, среди массы других материалов можно найти и моё интервью российскому телеканалу. Вы только что его прочитали. Но вслед за ним идет множество комментариев людей, по-доброму относящиеся к доктору. И некоторые высказывания людей я постараюсь прокомментировать. Пусть и через многие годы!

Светлана (svetlana) 12 февраля 2012
    Очень интересно было бы прочесть книгу “На крыльях тайны”, еще одна интересная и непознанная страница Вашей жизни, написанная прекрасным автором . Анатолий Михайлович, а как продвигается работа над новой книгой и скоро ли порадуете интернет-магазином.


Украина Анна Я. (galaanna) 13 апреля 2012
    Очень жаль, что даже в эту книжную “тайну” ни на каких крыльях не залететь. Ведь вряд ли эту книгу можно найти у нас? Не реально?
    Думаю, что очень интересно.


RusOB (rusob) 03 марта 2014
    Ольга Новая. Перечитав это интервью еще раз, согласившись с А. Тульчинским на 100%, я восхищена тем, что живя в особых условиях и будучи нереально известным всему миру человеком, Анатолий Михайлович остался совершенно доступным простым людям. Какой колоссальной силой духа надо обладать, чтоб вопреки всему негативному, что пытаются сделать неумные и недалекие деятели разных направлений, быть рядом с людьми и им помогать возвращаться к норме, чтоб они не ложились бременем ни на государство, ни на родственников, не имея при выполнение этого государственно важного дела ни моральной, ни материальной поддержки самого государства.
    Так редко по жизни мы встречаемся с чем – то очень настоящим, а еще реже с кем-то НАСТОЯЩИМ.
    Спасибо, Анатолий Михайлович, за Вашу НАСТОЯЩУЮ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ, свет от вашей чистоты остается у каждого внутри и снаружи, кто хоть раз имел возможность побыть с Вами на встречах, а кто не смог его взять, это уже его проблемы – Вы делитесь сполна без устали и без остатка. Я только сложно могу представить, сколько ватт должно быть у лампочки, если объединить все лучики света подаренные Вами людям?
    Лучи длинною в ЖИЗНЬ!
    А все-таки, как продвигается книга-музей, очень интересно?


Оксана (oksana_965) 12 марта 2014
    Около года назад, когда только начала знакомиться с сайтом, впервые посмотрела это интересное интервью, время от времени возвращаясь к нему: не похоже на остальные и очень проникновенное и впечатляющее повествование Альфреда Тульчинского об уникальном и гениальном человеке нашей современности.
    Слушая этот необыкновенный, трогающий душу рассказ, приходишь к пониманию того, какую неоценимую роль в жизни А.М. Кашпировского сыграл этот человек – талантливый писатель, журналист, собственными силами издававший в Нью-Йорке журнал “Калейдоскоп”, путешественник и исследователь, объездивший много стран мира и просто удивительно скромный и тонко чувствующий человек.
    Он оказался рядом с А.М. Кашпировским, впервые прибывшим в далекую и незнакомую ему страну, в трудный период его жизни, когда "он один боролся со всем светом" и очень важна была для него поддержка и словом и делом.
    Чувствуется много общего в их жизни, характерах:
    – целеустремленность, твердая решимость, мужественность и, в то же время, искренность, доброта, высокое чувство совести, долга и справедливости,
    – нестандартный взгляд на различные ситуации, часто противоречащие общим принципам, правилам, мнению окружающих,
    – особый, интуитивный подход и тонкое понимание человека,
    – странствия по разным странам.
    Возникают особые ощущения предопределенности Свыше этой встречи, повлиявшей и изменившей их жизнь.
    Хочется выразить безмерное уважение и благодарность этому человеку, который вот уже 25 лет идет рядом по жизни с Анатолием Михайловичем Кашпировским, помогая ему воплощать в жизнь идеи и мечты.
    Когда выйдет в свет эта уникальная книга-музей, она станет, я думаю, настоящим бестселлером для людей, стремящихся к более объемному представлению и глубокому пониманию философии Ученого, его феномена и личности Человека, посвятившего свою жизнь во благо здоровья и счастья людей!

Десять лет назад я изобрел новый вид (жанр) книги, какого еще не было. называется он "КНИГА-МУЗЕЙ". Это значит, что можно издать книгу документов о жизни какого-то очень известного человека исключительно правдивую, ибо она вся состоит из документов и комментариев к ним. Обратите внимание – ведь все-все мемуарные или воспоминательные книги чаще всего строятся частично на документах, и частично на догадках или домыслах... В моей идее нет места догадкам, все документально подтверждено. Но... Но трудность моего жанра в том, что мало есть людей, имеющих об очень известных людях очень много документов или прямых доказательств того или иного события или явления, связанных с этой известной личностью. Я мог бы сделать три такие книги о людях, с кем по жизни был тесно связан долгое время. Это – Сергей Довлатов, великий русский художник Михаил Вербов, кто был моим самым близким другом в годы жизни в иммиграции (он – последний ученик Репина, единственный ЖИВОЙ (до 1996 года его смерти в 99 лет) автор работы, висящей в мадридском музее Прадо (портрет Герцога Альбы 1931 года написания). И третий – АМК.

Единственная аксиома здесь – полная и несгибаемая правда. Жизненная правда.

Но мои попытки издать хоть что-то были неудачными. Про Довлатова мешает публикации мафия в лице его ненастоящей жены и её издатели, про Вербова мало кто знает (кстати о нём есть немного в моей книжке про АМК)...

А попробуйте себе представить, как это было бы интересно. Вам было бы?..

     30.05.1990

                                    Мистеру Альфреду Тульчинскому
                                    от Анатолия Михайловича
                                                          Кашпировского


                                 Заявление


    Я, Анатолий Михайлович Кашпировский, отступаю от
от творческого соглашения, подписанного 24.04.1990 г.
в Нью-Йорке между мной и А. Тульчинским, которое должно
было вступить в силу с 1.06.1990 г. и оставляю в силе
его право на написание и издание книг и брошюр, посвящен-
ных жизни и деятельности А. Кашпировского.

    Выше затронутые положения, которые разорваны
А.М. Кашпировским настоящим заявлением, будут оговорены
позднее специальным контрактом.


                                 А. Кашпировский

Жаль, конечно, уважаемая Оксана, но книга-музей о Кашпировском никогда не выйдет в свет. О причинах я уже рассказал выше, Конечно, она могла бы стать бестселлером, но судьбы книг так же непредсказуемы, как и судьбы людей... Есть один символический документ: наше с ним “трудовое соглашение” о правах и обязанностях, о дележе возможных денег. Он никогда не исполнил ни один пункт. Ни один!!! Серия книг, какие мы с ним придумывали и планировали (с публикациями в моем журнале), но НИЧЕГО совершенно не было исполнено, и не по моей вине. А поскольку он вскоре исчез с американского “радара” внимания массы людей, то оно как-то и забылось. Но напомнить всё же следует, это будет очень убедительно.

Да, в наших с ним характерах есть иного общего, другое дело, как мы оба распоряжались по жизни с этими своими чертами... НЕ всегда лучшим образом, но ведь идеалов не бывает!

А то, что вот уже много лет играю важную для Кашпировского роль, сказано неверно. И это я тоже объяснил. Точнее говоря, Кашпировский просто не дал мне возможность доиграть эту роль, и кто знает, как бы все у него сложилось, будь он чуть дальновиднее в простых житейских ситуациях?!?

Светлана (svetlana) 12 марта 2014
    Замечательные слова А. Тульчинского о А.М. Кашпировском: «Он всегда дает возможность показать факты, а если ты умный, ты поймешь. Если ты дурак – ты все равно ничего не поймешь...»
    Спасибо, Оксана, что вновь вернули меня к этой странице сайта и к этому интервью...
    Прочла еще раз... Здорово!


Инна (ii9419) 14 марта 2014
    А я обратила внимание на слова писателя Альфреда Тульчинского о том, что Анатолий Михайлович не считает нужным ввязываться в войны с газетами и журналами, лгущими о нем. Он вызывает их на дуэль нравственности. Предлагает не придумывать и не фантазировать о нем, а оценивать его по конкретным делам, по его результатам. Вот этот диалог с корреспондентом:

    А. Тульчинский:
    – У него и (у Анатолия Михайловича то есть – это я уточняю) задача одна – вот эта необходимость добиться справедливости. И я думаю, что...
    Корреспондент:
    – Справедливости в чем?
    А. Тульчинский:
    – Справедливости в том, что его имя не может быть в таком негативе, что его имя надо воспринимать только на уровне тех результатов, которые он показывает. А результаты такие, каких никогда, ни у кого, в медицине, в реальной медицине никогда этого не было.

    И я еще раз порадовалась тому, что Анатолий Михайлович у нас такой настоящий, такой справедливый и мужественный.
    Это ведь действительно так правильно – оценивать каждого в жизни по его делам, а не по тому, что он говорит или к чему призывает голословно.
    Нам на сайте тоже надо бы так оценивать себя и других.

В этих моих словах было тогда больше мечты, чем реальности, потому что Доктор Кашпировский все же тратил уйму времени и сил на борьбу с лжецами и недоброжелателями. Он не понимал, что судить по результатам никто не станет, что свора спущенных на него “журналистов” и антиколлег имеет целью не установление справедливости, а желание убрать его с дороги, ведь своим громким успехом он давно стал для них невыгодным фоном...

Недавно я решил посмотреть на интернете записи ТВ передач, посвященных Кашпировскому, и увидел массу примеров того, о чем сказал выше. На самом деле в ТВ-студии или вне ее никто его не слушал, никто ни разу не поинтересовался его жизнью (а не только работой!), не попытался по-настоящему разобраться, а что же за человек является мишенью их нападок, ведь поддерживали доктора многие люди, своего голоса на ТВ не имевшие.

Я был просто потрясен, впервые увидев впервые живьем и услышав А. Чумака, считающего себя “конкурентом” Анатолия Михайловича. По мне так перед людьми в студии был убогий, невнятный человек... Непонятно, как вообще все эти полуграмотные “чумаки” могли ставить себя даже просто “недалеко” от Кашпировского. Просмотра одной передачи хватило, чтобы понять тенденцию: никакими силами побороть эту лавину псевдоприличных людей невозможно. Вот почему мне было обидно, что Кашпировский потратил в жизни так много сил на попытки бороться с этой грубой силой...

Вот и выходит, что на крыльях тайны летит сам Кашпировский, бережно свою тайну охраняя от зла и наветов, хотя от этого зло не становится меньше.

АТ, 6 февраля 2017 г.

Инна (ii9419) 14 марта 2014

    Ага, и я еще хочу добавить, что господин Альфред Тульчинский мне кажется очень добрым человеком.


Оксана (oksana_965) 17 марта 2014
    «... У человека может быть сколько угодно талантов, много. Есть писатели талантливые, но для меня талант писателя, талант художника, талант танцора или певца – это талант номер 15. Если нет первого таланта, таланта Человека, мне этот человек не очень интересен... Я сразу понял, что это – ЧЕ-ЛО-ВЕК!» – А.Тульчинский


елена (demeshina) 02 июня 2016
    Здравствуйте, Дорогой и Уважаемый Анатолий Михайлович!
    С большим интересом ознакомилась сегодня с интервью А. Тульчинского, доктора философии, писателя, публициста.
    Как он правдиво и грамотно рассказывает о Вас. А главное – чувствуется его понимание. Этот человек (по моему мнению) не только понял многое о Вас и Вашем Деле, но и прочувствовал:
    «... Я страшно боялся, чтоб его не перепутали. Его – выдающегося врача, не перепутали с этими людьми с электрическими руками, как их называли в рекламе...
    ... Гениальность этого изобретения (а это настоящее изобретение научное) в том, что вам не нужно понимать, этот ключ работает без понимания того».
    Особенно тронули эти его слова (они созвучны с моими представлениями о Вас, Дорогой и Уважаемый Анатолий Михайлович!):
    «... Тайна – это для людей тайна, для него никакой тайны нет, потому, что для него любой человек открыт...
    ... Но это Кашпировский , понимаете , это человек безграничный...
    ... У него врожденное, колоссальное чувство справедливости...
    ... Но самое главное, он никогда, при любых своих обстоятельствах, от того , чему посвящена вся жизнь , он никогда не отступит ни на один шаг...».
    “На крыльях тайны” – желание парить! Спасибо Вам !

    11 августа был день рождения Вашего кумира. Он заранее позвонил мне и очень попросил приехать в ресторан и поздравить его со сцены, там было его последнее выступление перед поездкой в Россию (на следующий день). Я приехал. Сказал несколько слов. Но всё было сухо и странно, хотя он был мне искренне благодарен. Никаких застолий даже в самом малом виде не было. Перед этим (за неделю) он позвонил и попросил меня приехать к нему домой. Мы провели несколько приятных часов вместе, как в старые добрые времена... Он обещал звонить оттуда, но пока ничего не было.

АТ, 4 сентября 2017 г.


Nina (mnina) 05 июля 2017
    Очень интересное интервью, необычное.
    Вообще А.Тульчинский пишет много интересного об Анатолии Михайловиче, много нового узнаешь о Докторе из его статей. Сколько интересного, нового Здесь

    Вчера был у меня очень важный вечер, важный на уровне моего нового понимания каких-то вещей в современной жизни. В частности инстаграмма...
    Я открыл Ю-туб и вдруг увидел там часовую передачу русского ТВ об инстаграмме и самых их знаменитых и популярных блогерах / инстаграммщиках.
    Передача привела меня в шок, когда я увидел этот ужасный мир юных, сопливых героях инстаграмма и фэйсбука (заодно), посмотрел и услышал о том, чем они заполняют просторы интернета, как и на что реагируют их поклонники миллионными числами , и мне стало просто плохо от тошнотворной мерзости или соплей, какими они зарабатывают себе "славу" и деньги. Увидев все это, я решил, что никогда не смогу вторгаться в их "империю", никогда не смогу сутками заниматься этим делом, теям более, что поняв, что за аудитория у этих соцсетей, я сказал себе: СТОП и НЕТ. Все мои расчеты на нормальных людей в интернете пошли прахом, что говорит простую вещь: мой мир участия в каких-то многолюдных затеях закончен окончательно и бесповоротно. Мне слишком много лет, у меня не то здоровье, не та энергия, и больше никаких новых затей мне не нужно. Думаю, Вам мои мысли понятны. С этим покончено.
    Но, открыв вчера Ю-туб, я вдруг увидел недавнюю (от 11 октября) передачу с Кашпировским. Передача была посвящена памяти Чумака: умершего месяц назад, но почему-то зазвали туда АМК, и превратили это ТВ-действо в позорный кошмар для нашего друга. Это была провокация, его смешали со всем, с чем можно было, он дважды сказал, что хочет покинуть зал во время передачи, но не покинул. Это было очень тяжкое зрелище, а сегодня утром я решил ему позвонить и узнать, как могло такое случиться м как он поддался на эту примитивную провокацию. Я за него искренне переживал. Дозвонился, хотя он был не в Н-Йорке. Но вместо разговора о передаче я услышал от него ТАКОЕ... Он мне наговорил самые страшные и обидные слова обвинения в том, что мы поставили на сайте книжку "На крыльях тайны" с "Послесловием", которое он посчитал ложным и возмутительным, обиделся страшно даже на какие-то поставленные там фотографии. Словом, мне было страшно неприятно. Я все-таки свел разговор к нормальному тону, поговорили про эту самую телепередачу...
    Ярослав! Я это тогда делал с тяжелым сердцем, но Вы настояли и сказали, что ничего страшного в каких-то правдивых вещах нет. А закончилось всё это вот так. Печально очень. Так что мои вчерашние огорчения утроились.
    Он не сказал мне, как до него дошла весть об этой публикации, и я думал, что вообще никто или почти никто это не читал и не видел. А вышло не так... Очень прошу Вас убрать с сайта всё, кроме самой старой книжки, совершенно всё, и тогда мне будет чуть спокойнее. В мои годы очень вредно переживать такие порции огорчения и стресса.
    Отныне никаких пополнения "Памяти сердца" я не хочу, о себе писать не для кого, а о других... Мне хватит "эксперимента" с АМК.

АТ, 28 октября 2017 г.

Dr.N.V.Singh (nvsingh) 06 сентября 2017
    Прочитала книгу Альфреда Тульчинского "На крыльях тайны". Не скрою, богатый фотоархив книги впечатлил, но детали, добавленные в "Послекнижие" в феврале 2017 года, впечатлили ещё больше... А чем больше ясности, тем сильнее отвращение к чебурекам...
    Всё же, автор не счёл нужным полностью удовлетворять любопытство своего читателя подробностями чужой личной жизни. И это правильно. Личное неприкосновенно! Достаточно неожиданного резюмированного определение друга, что "он по жизни абсолютный ЮЗЕР" (А.Тульчинский).
    Однако находиться рядом с А. М. Кашпировским не означает понимания его личности и его дела, поскольку можно быть рядом, но находиться в параллельной реальности мировосприятия, ограниченного общепринятыми постулатами.
    Наука упрощённых вариантов понятна на языке истины.
    То же могу сказать и про одиночество. Страх одиночества вызывает стресс, одиночество – никогда! Одиночество – это кайф с безграничной возможностью погружаться в НИЧТО, чтобы достичь самодостаточности, совершенства. Многие ли постигали чувство самодостаточности и единения своего внутреннего и внешнего мира?


Ольга Б. (jkmuf) 17 сентября 2017
    Прочитала.
    Даже комментарии некоторых посетителей сайта есть. Думаешь, что пишешь для сайта, а твои слова может использовать, не подумаешь кто, и не придумаешь как, и тебя даже в известность не поставят, не в первый раз это с удивлением узнаю.
    Без друзей жить нельзя, и с друзьями не просто. Сегодня он друг, а завтра – кто его знает. Чем ближе подпустишь, тем больнее может стать потом.
    Нет науки правильной жизни и быть не может.


Светлана (svetlana) 17 сентября 2017
    Вот и я прочла книгу "На крыльях тайны"...
    Меня так воодушевили вот эти слова автора, сказанные им в интервью в 2009 году: "...я придумал новый литературный жанр, еще в мире такого не было: книга-музей. .... И человек, который живет в Калуге или в Лос-Анджелесе или в Берлине, взяв в руки эту книгу, попадает как бы в музей Кашпировского, где очень интересные разговоры, то есть там будут только документы: наши разговоры, документальные записи, документальные кадры, документальные фотографии вещей, которые связаны с ним – вот такая будет книга, понимаете? И эта книга только для людей, которым нужно знать правду, которым важно знать что-то о человеке, о котором они много слышали, но, наконец, они могут просто в нем разобраться. Вот такая у нас тоже есть идея..."
    А вот прочла книгу и поняла, что действительно интересно и вроде с глубоким пониманием написано об Анатолии Михайловиче только в том далеком 1993 году.
    А "Послекнижие", написанное в феврале 2017 года, откровенно говоря, очень разочаровало и вызвало массу вопросов..., так и хочется спросить у Альфреда Тульчинского, куда же подевалось его понимание дела всей жизни Анатолия Михайловича, его такое понятное мне изначальное желание, чтобы открытие века, сделанное доктором, и сам он не стояли в одном ряду со всякого рода сомнительными целителями и экстрасенсами...
    Как могли слова Семена поставить его в тупик и почему он не смог ему достойно ответить на вот эти слова: "Он упрямо продолжает отрицать энергетику и так называемых экстрасенсов, но тогда почему на выступлениях продаются его фотографии, которые “должны лечить”... "
    Вот здесь я не увидела последовательности, логики и истинного понимания дела Анатолия Михайловича у автора этой книги ... Неужели сам автор свято верит в экстрасенсов и энергетику!?


Nina (mnina) 17 сентября 2017
    "Важен не тот, кто был с тобой с самого начала, а тот, кто будет с тобой до конца."
    Интересно, что же сподвигло Тульчинского на такой "подвиг" как предательство? Зависть, месть или что-то другое? После прочтения "Послекнижия" возник такой вот вопрос.
    "Жизнь ломает сильнейших, ставя их на колени, чтобы доказать, что они могут подняться. Слабых же она не трогает, они и так всю жизнь на коленях."


Нина 18 сентября 2017
     Простой вопрос:"Вам не стыдно за эту свою публикацию?"

майа (maya) 18 сентября 2017
    Это произведение сложно назвать книгой. Я бы назвала плоды данного творчества А. Тульчинского длинной статьёй или очерком.
    Безусловно, сложно создать книгу о Гение – А.М. Кашпировском. Наверное, для такого дела нужно самому быть как минимум Л. Толстым и очень талантливым журналистом, чтобы осилить и правдиво, без мелких негативов и никому не нужных личных обид, показать и рассказать, какой же есть уникальный феномен в истории всего человечества.
    Очевидно, что автор не в полной мере использовал и показал красоту богатого русского языка, чтобы отобразить и наполнить излагаемое всеми оттенками жизни А. Кашпировского. Видимо, недостающее изложение задуманного словами воплощается и компенсируется А. Тульчинским распечаткой одной и той же фотографии несколько раз, или в цветном формате, либо же черно-белом. Но при всём при этом, он сам утверждает, что имеется материала и фотографий в огромном количестве, которых хватит на целый музей. Странно, почему бы это всё не показать, каждый шедевр в отдельности, например, на страницах своего очерка и без лишних копий… Было бы гораздо интереснее, нежели рассматривать одно фото несколько раз подряд, на мой взгляд.
    Меня одновременно удивило и расстроило то, что автор книги «На крыльях тайны», зная Анатолия Михайловича так много лет (аж с 19.. года), рассказывает о том, что мог бы сделать, создать, вместо того, чтобы сделать и создать без никому не нужных оправданий и исканий различных причин… и т.д.


Виктория (vbl_geluk) 19 сентября 2017
    Альфред Тульчинский неоднократно подчеркивает в своем "Послекнижии", как бы в назидание А.М.Кашпировскому, – надо смотреть на себя со стороны.
    Гению не надо смотреть на себя со стороны. Он знает себя изнутри и снаружи лучше, чем любой чужой со своим таксирующим взглядом.
    Автор книги – талантливый, добротный, темпераментный ремесленник, точно и неупустительно чувствующий время с его суровыми требованиями. Опытный, уважающий общепринятые правила, вибрирующий от малейшего изменения движения воздуха вокруг.
    А.М.Кашпировский – гений, не подчиняющийся ни времени, ни правилам, ни требованиям, ни воздуху времени. Ветер времени для Кашпировского – стихия, под которым он не прогибается и которому он не подчиняется.
    Не соответствует гений представлениям талантливо-правильных индивидуумов, знающих абсолютно четко, что нужно для ощущения счастья.
    « По-настоящему понять гения может только гений» (А.М. Кашпировский).
    Обиды, жалость к себе, столько сделавшему для Кашпировского... А где же попытка понять вместо дружеских обвинений?
    Неделю готовил речь? Потратил силы, время, энергию? Гений тратит себя всего и всю свою жизнь, не оставляя в ней для себя самого НИЧЕГО!
    Всего неделю потратил! Для такого гения, как Кашпировский, и целую жизнь потратить можно, не ожидая взамен восторженную благодарность.


Виктория (vbl_geluk) 19 сентября 2017
    Книга-музей? Спорно.
    Чем отличается от этого "нового" формата любое другое документально-художественное издание, вмещающее в себя фото, воспоминания, прочий визуально-информативный материал?
    На мой взгляд, только названием.
    Вот если бы были опубликованы в одной книге из нескольких томов сообщения всех исцеленных людей планеты от их физических заболеваний, благодаря научно-практической работе А.М.Кашпировского и его открытиям, – вот это был бы самый лучший музей Анатолия Кашпировского – гения человечества.


AntonG (antong) 20 сентября 2017

    Мне понравился взгляд этого человека Тульчинского.
    Интересно и приятно было читать его взгляд со стороны.


Виктория (vbl_geluk) 20 сентября 2017
    В этом интервью от 2009 года, пожалуй, да, Антон. А вот в Послекнижии от 2017 года – "взгляд" его немного иной.
    Анатолий Михайлович очень точно сказал: "Не знает Альфред моего дела". Этим и, наверное, еще чем-то другим и объясняются его субъективные рассуждения в Послекнижии о выдающемся ученом эпохи А.М. Кашпировском.
    Один только факт, приведенный им о трактовке использования фото А.М. Кашпировского, говорит о многом...
    Не знает и не пытался, судя по всему, за все эти годы узнать, приблизиться, понять и по-настоящему, страстно озариться. Каждому свое, как говорится.

    Пожалуй, можно всё оставить как есть. Я прочитал присланные отклики людей на моё послесловие, и вывод прост: это их ослеплённость влюблённостью в АМК затмевает глаза и не даёт понять ни моего права на свой взгляд, ни того, что есть или было на самом деле.
    И конечно, в любых моих словах нет ни слова неправды. Ни одного. Естественно, ему многое не нравится...

АТ, 29 октября 2017 г.

    ~

    Нет, никакого продолжения "совместного путешествия" уже не будет. Как не будет больше никаких моих мемуаров и воспоминаний любого характера, связанных с другими, еще живыми людьми. Я в результате каких-то впечатлений очень быстро принимаю нужное (МНЕ!) решение, которое может быть не понятно со стороны. Вы ошибаетесь, что он может измениться, прочитав что-то новое / другое о себе, и что есть еще на свете много умных и добрых людей, которым нужны мои мысли или рассказы. Конечно, где-то есть умные и нужные читатели, но это один на миллион, и где и как искать его, знает один Всевышний, а у меня уже нет времени ждать отклика этого одиночки или даже двух-трех хороших людей. Я уже почти сорок лет работаю с людьми в Америке и вне ее, и я достаточно хорошо и глубоко знаю сущность массы, а она привела все к нулевой отметке, все мои открытия и начинания уже никому не нужны, за последние почти пять лет НИ ОДИН человек в поездках или вне их не задал мне ни одного конкретного, существенного вопроса, сытость убила в наших людях всё человечное. Я раньше поддавался на уговоры сделать что-то еще, но я не хочу никакого продолжения работы в пустоту. И я очень устал от тотальной безответности, я по жизни к этому не привык и привыкать не смогу и не буду. А все надежды на лучшее – лишь утопия, на что у меня уже нет ни сил, ни намерения продолжать писать и что-то придумывать для пустоты. Память сердца только у меня, у тех, кто спорадически сайт посещает (совершенно бесследно для меня), к моей памяти никакого отношения нет. А раз так, то зачем суетиться?..
    Кстати, я не понимаю, зачем нам на сайте (в самом конце) "место для откликов", если за все пару лет уже ни один "отклик" ко мне не поступил, это ещё один гвоздь в конструкцию, которая спрячет всё моё личное от ненужного обсуждения неумных людей. А умных среди тех, кто набросился на меня на сайте АМК, я не вижу. Ведь вот в чем проблема: ослепленные его популярностью и когда-то, очень давно заработанной славой, они не понимают главного – что есть не один Кашпировский, их непререкаемый кумир, а есть много разных Кашпировских, АМК – врач и талантливый открыватель тайн человека, есть АМК – человек, АМК – отец, АМК – житель Бруклина или Москвы, АМК – стареющая знаменитость... У природы есть железный закон: раненое или больное, или старое животное старается спрятаться из виду в лесу ли или где-то еще, чтобы уходить тихо, никому не прыгая в глаза. Я убежден, что и у человека тот же путь: надо находить в себе силы и достоинство уходить от "света юпитеров", когда ты уже ничего не вернешь. Он этого не понимает, и мне так и не понятно, зачем он продолжает светиться везде и всюду, когда давно пришла поря уйти в достойную тень? Он даже не понимает, что он и выглядит уже далеко не тем героем, каким был когда-то. Он плохо двигается, во время последнего (в день его рождения) сеанса в Бруклине я впервые видел, что он за весь вечер ни разу (НИ РАЗУ!) не встал со стула, что полностью поменяло рисунок выступления в целом и его смысл. Могу продолжать бесконечно, но это уже не столь важно. В наших личных разговорах он ни разу (!!!) не спросил, а как у меня идут дела, что я делаю, как жена или дом, потому что он может говорить ТОЛЬКО о себе и только тогда, когда его восхваляют. Нормально ли, что он до сих пор вспоминает (даже на сеансах) о том, что он мог бы стать президентом СССР при той его популярности? Нормально? Он даже не понимает, что ни при какой популярности он бы президентом не стал, это не его стезя и не его возможности. Но факт, что он до сих пор об этом говорит, не лучший знак для него...
    Так что на этом деле мы ставим точку за полной ненадобностью пустого для меня занятия, отнимающего время и силы, я лучше буду спокойно рисовать и получать истинное удовольствие от каждой новой работы. Вот за это я буду благодарен всем высшим силам!!!

АТ, 30 октября 2017 г.

Виктор (samm) 04 декабря 201
     Альфред, Вы не можете давать советы Кашпировскому по поводу фотографий на сайте, его поведения с клиентами, падений...
    Любое его движение имеет значение для успешности его дела. Выражение лица, жесты и т.д. – необходимые атрибуты, за которыми он прячется от человека, для успешного проникновения в его "Я".

муся (musia5959 vivat 59) 01 января 2018
    Альфред Тульчинский! Какая трудная дилемма – почему он все ещё на плаву, а Вам уже хочется в уединении писать картины. Наш гений по жизни придерживался всегда одного непременного правила – в любой ситуации он всегда оставался человеком. И триклятые денежные знаки никогда не затмевали белый свет в его глазах. Он и сегодня умеет довольствоваться малым – чудесное качества для талантливого человека. Свой труд использовать во благо людей, а не для обогащения себя. А Вам слабо? Пишите картины и раздавайте их за так, и тогда со своим другом Вы встанете вровень. И у Вас, наверняка, появятся поклонники, ослепленные любовью к Вам. Обязательно появятся!!!




Автор всех фотографий на нашем сайте – Альфред Тульчинский.
All pictures are by Alfred Tulchinsky
All rights reserved – 2018